Блог

Практика Верховного Суда по гражданским делам на 30.01.2021

Регулярный обзор судебной практики позволяет нам быть в курсе актуальных правовых прецедентов и успешно применять данные знания на практике.


Верховный Суд является высшим судебным органом, компетенция которого – разрешение спорных вопросов в правовой сфере. В него также входит Судебная коллегия по гражданским делам, рассматривающая аспекты данной отрасли права. Рассмотрим сегодня гражданские дела, вошедшие в Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации №3 (2020), утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25 ноября 2020 г.

Споры по защите прав собственности

Определение Судебной коллегии 5-КГ19-192 раскрыло проблему истребования имущества у добросовестного покупателя после аннуляции сделки продавцом по вине недобросовестного агента и создало прецедент во избежание разночтений закона.

Иск был направлен от продавца в адрес приобретателя и агента. Он содержал требование о признании недействительными договора с агентом и документа о купле-продаже автомобиля, проведении возврата последнего. Обоснованием этого служило соглашение с агентом, обязывающее его продать машину за 3,2 млн. рублей. Продажа состоялась в адрес ответчика по цене 2,5 млн. рублей, но агент не передал средства продавцу. Сотрудники агентской организации ранее были осуждены по обвинительному приговору согласно 4-й части статьи 159 УК РФ. Это означает, что они работали с мошенническими схемами и изначально преследовали цель обмана клиентов.

Покупатель подал встречный иск с просьбой о признании его добросовестным приобретателем, обосновав это тем, что он не имел информации об отсутствии у агента права на отчуждение. В суде первой инстанции была поддержана позиция истца. Суд основывался на имеющемся приговоре, постановив, что машина была отчуждена против воли истца. Это привело к признанию ничтожными сделки и агентского соглашения.

Не был удовлетворен и встречный иск, в котором судьи основывались на том, что воли продавца на отчуждение имущества не было. Во внимание принималось то, что цена приобретения была ниже рыночной, хотя покупатель и был ознакомлен с желанием продавца.

В рамках Верховного Суда направленные постановления были сочтены незаконными. На это были причины:

  • Статьи 301-302 ГК РФ говорят о том, что, рассматривая иск об истребовании имущества у покупателя, которое тот получил на основании сделки, суд должен ориентироваться на отсутствие воли собственника, возмездный или безвозмездный характер сделки, а также добросовестность приобретателя.
  • Собственник должен сам доказывать факт убытия имущества помимо своей воли, как и недобросовестности приобретателя.
  • Было установлено, что продавец заключил с агентами договор об оказании услуг по продаже ТС и сам передал им автомобиль, ключи к нему и документы.
  • Несмотря на то, что истец имеет денежные претензии к агентам, не исполнившим свои обязательства и не передавшим деньги за продажу, это не является основанием для вывода машины из владения истца.
  • Ответчик (агентское общество) посягал не на автомобиль, а на деньги, полученные от его реализации.
  • Добросовестность приобретателя доказывалась тем, что перед сделкой купли-продажи он проверил ограничения на регистрационные действия и поставил автомобиль на государственный учет. Также ответчик не знал о преступном умысле агентов.

В результате решение апелляции об удовлетворении требований истца было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение в апелляционный суд.


Споры по договорным отношениям

Определением 77-КГ19-17 Судебной коллегии по гражданским делам была рассмотрена ситуация, при которой заказчик принял результаты работы подрядчика. При этом он уклонялся от оплаты оказанных услуг, основываясь на том, что договор подряда не был заключен официально.

Истцом в данной ситуации был подрядчик, обратившийся в суд о взыскании денег по договору подряда, а также требующий моральной компенсации. В иске указывалось, что стороны заключили между собой договор на ремонт и реконструкцию школьного здания. По мнению истца, требование оплаты законно, ведь работы были выполнены в оговоренном объеме без замечаний со стороны заказчика.

Ответчик направил встречный иск с целью признать подрядный договор несущественным по причине отсутствия в нем важных условий. Суд смог установить по материалам дела то, что между школой и обществом был проведен электронный аукцион, по итогам которого сформировался контракт на реконструкцию здания школы. Подрядный договор, заключенный сторонами, содержал в себе обязательство исполнителя предоставить определенные услуги и сдать их заказчику, а последний, в свою очередь, обязался принять результаты и оплатить их. Стоимость и объем работ также были оговорены сторонами в виде сметы.

Иск не был удовлетворен. При этом встречный иск суд первой инстанции удовлетворил полностью, основываясь на том, что договор подряда фактически не был заключен из-за отсутствия конкретного перечня и объема работ, неправильной подготовки сметы. Было также установлено, что нет документа о сдаче результата работ и его принятии заказчиком.

Ответчик также предоставил суду документы на выполнение всех работ по реконструкции школы, которые были заключены с прочими организациями. В апелляционной инстанции, куда обратился истец, ему также отказали, но Коллегией выводы обоих судов были сочтены ошибочными.

Это решение было принято на основании:

  • Статьи 702 ГК РФ. Договор подряда говорит о том, что одна сторона в виде подрядчика получает обязательство выполнить работу, сдав ее в установленные сроки. Со стороны заказчика обязанности состоят в принятии результата работ, его последующей оплате.
  • Статьи 432 ГК РФ. Договор заключен при достижении согласия по его существенным пунктам.
  • Того факта, что если сторона приняла работу у исполнителя, то она подтвердила действие договора. Далее, она не может требовать его признания незаключенным, если это будет противоречить требованию о добросовестности.
  • Того, что незаключение подрядного договора не дает заказчику права не оплачивать произведенные работы, которые были выполнены в установленном порядке.

Предыдущие суды сделали вывод о невыполнении работ по причине отсутствия актов приема-передачи результата и его утверждения заказчиком. При этом не учитывалось то, что это не единственные подтверждающие документы (ст. 60 ГПК РФ). В первой инстанции суд не придал значение возражениям истца, а также нарушил ряд статей ГПК, в частности 67-ю и 198-ю, не обеспечив условий для выяснения значимых обстоятельств. ВС отменил предыдущее решение и заново отправил его на апелляцию.


Споры о взыскании страхового возмещения

В Коллегии 32-КГ19-28 рассматривался вопрос нарушения срока выплаты страхового возмещения и неустойки, связанной с этим фактом.

С судебным иском обратился клиент страховой компании, требовавший взыскать со страховщика сумму неустойки, моральный вред и дополнивший требования рядом других позиций. Обосновывая свои претензии, истец сообщил, что 25 июля 2018 года подал ответчику заявку на возмещение понесенного ущерба. Со стороны компании было выдано направление на ремонт, в котором СТО (Станция технического обслуживания) отказала, а по претензии истца страховщики 25 сентября 2018 года выплатили страховую сумму.

В суде первой инстанции спор разрешался исходя из того, что СК (Страховая компания) направила клиента на ремонт в установленный законом срок. При этом определено, что право истца на замену страхового возмещения денежной выплатой было нарушено, и он взыскал неустойку, но только с 28 сентября по 8 ноября (По решению суда от 8 ноября) и не в полном объеме. Данным поступком проигнорирована статья 333, которая в составе ГК гарантирует соблюдение интересов клиента.

В апелляционной инстанции решение первой инстанции было откорректировано: истцу выплатили неустойку за период 15 августа – 25 сентября (42 дня с момента истечения срока исполнения обязательств по договору страхования), а оснований для снижения суммы не было найдено.

При рассмотрении Коллегией выводы на этапе апелляции сочли неверными в части расчета размера возмещения, и на это были основания:

  • Согласно законодательству, страховщик должен выдать направление на ремонт в СТО, согласовав сроки и полную стоимость восстановления. Страховая компания не выполнила данное требование.
  • Истцу со стороны СТО было предложено провести доплату из собственных средств на основании осмотра. Это было сделано по той причине, что стоимость запчастей отличалась от сумм в справочнике РСА (Российский союз автостраховщиков).
  • Истцу был выдан отказ в обслуживании, по которому он получил страховую выплату.
  • При несоблюдении срока выдачи направления на ремонт или неосуществлении страховой выплаты компания уплачивает неустойку за каждый день просрочки.
  • Апелляционный суд правильно установил, что денежное возмещение по соглашению должно было быть выплачено до 15 августа, но деньги были перечислены 25 сентября.

Коллегия при этом выяснила, что неустойка рассчитана апелляцией только из суммы утраты товарной стоимости. При расчетах цена восстановительного ремонта использована не была. Поэтому, Судебной коллегией по гражданским делам решение было отменено и отправлено в апелляционную инстанцию для нового рассмотрения.

Три описанных случая из практики Верховного Суда демонстрируют, что в своих выводах часто ошибаются даже апелляционные органы. Такие прецеденты можно и нужно использовать в правовой деятельности, чтобы принимать верные решения.

Задать вопрос

×

Задать вопрос

 
×