Блог

Практика Верховного Суда РФ на 28.03.2021

В связи с распространением коронавирусной инфекции COVID-19 в мире некоторые аспекты законодательства вызвали вопросы по их применению судами. Верховный Суд Российской Федерации разобрался в наиболее распространенных вопросах и дает свои разъяснения. Давайте их рассмотрим.


Общие вопросы

В связи с введенными мерами по противодействию коронавирусной инфекции все чаще поднимается вопрос о том, являются ли они основанием для приостановления исполнительного производства.

Верховный Суд РФ рассмотрел данный вопрос и предоставил развернутый ответ. Так, конкретные сроки, в течение которых должны быть совершены исполнительные действия, указаны в ст. 36 Закона 229-ФЗ «Об исполнительном производстве». В  части 7 этой статьи оговорено, что в сроки не включается время, когда исполнительное производство было приостановлено, а также по документу была установлена отсрочка или рассрочка исполнения.

Все основания, согласно которым судебные приставы или непосредственно судебная инстанция могут приостановить исполнительное производство, указаны в статьях 39-40 Закона об исполнительном производстве. А нюансы, касающиеся особенностей принудительного исполнения актов в период распространения коронавируса, оговорены Законом 215-ФЗ от 20 июля 2020 года.

В том, что касается граждан-должников, то частями 3-5 ст. 2 упомянутого Закона предполагаются:

  • возможность оформления рассрочки на исполнительные документы касательно задолженностей по кредитам, если должник является получателем пенсии по старости, инвалидности, потере кормильца, а также в случае, если совокупный размер пенсии составляет менее двух МРОТов;
  • запрет на действия по возврату долга с просроченным сроком возврата;
  • невозможность принудительного исполнения, касающегося осмотра и изъятия арестованного имущества (кроме транспортных средств).

Условий по приостановлению исполнительного производства законом не установлено. Но чрезвычайная ситуация, связанная с пандемией COVID-19, запустила действие Закона 68-ФЗ от 21 декабря 1994 года «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

В данном законе прописано, что если исполнительные действия не могут быть осуществлены из-за мер ограничения, то это является основанием для их отложения. Кроме того, суд или пристав тоже могут приостановить производство, если у должника нет возможности участвовать в исполнительных действиях из-за воздействия ограничительных мер.

Несмотря на достаточно четкий перечень правил, вопрос об отложении действий исполнительного характера, их приостановлении или рассрочке рассматривается в индивидуальном порядке.


Дополнительные гарантии медработникам

Достаточно популярным остается вопрос о том, какие категории работников, занятых в сфере медицинского обслуживания населения, имеют право на получение спецвыплаты социального характера. ВС РФ рассмотрел этот вопрос и также рассказал о том, могут ли получить выплату медики, исполняющие профессиональные обязанности, но которые не занимаются непосредственно больными с COVID-19.

Верховный Суд обратил внимание, что все категории медработников и сотрудников иных организаций, имеющих право на получение социальной выплаты, указаны в пункте 2 Постановления Правительства РФ от 30 октября 2020 года под номером 1762. В нем прописаны не только условия получения компенсации за работу, но и ее размеры.

Что касается категорий получателей выплаты, то указано, что на нее имеют право медицинские и прочие работники медучреждений, которые оказывают медицинскую помощь по диагностике и лечению COVID-19. Дополнительно разъяснено, что перечень прописан во временном порядке организации работы медицинских организаций, введенном в действие Приказом 198н от 19 марта 2020 года.

В конкретный список были занесены:

  • персонал, участвующий в оказании скорой медицинской помощи (врачи, средние и младшие специалисты, выездные бригады);
  • медсестры, принимающие вызовы скорой медицинской помощи для их передачи выездным бригадам;
  • специалисты для оказания медпомощи в стационарных условиях (врачи, младший и средний медперсонал);
  • врачи и медработники, которые оказывают первичную медико-санитарную помощь, в том числе в амбулаторных условиях;
  • участники процесса паталогоанатомических исследований, проводящие операции, связанные с COVID-19;
  • водители выездных бригад, в том числе транспортных организаций (при эвакуации пациентов с коронавирусной инфекцией);
  • члены летных экипажей (как санитарной, так и гражданской авиации), эвакуирующие пациентов с COVID-19.

Дополнительно в список внесены медицинские работники, которые непосредственно не оказывают помощь пациентам, больным коронавирусной инфекцией, но выполняя должностные обязанности, контактируют с ними.


Гражданское законодательство

Достаточно часто возникает вопрос касательно того, может ли субарендатор, который работает в пострадавших от распространения коронавируса отраслях российской экономики, право на отсрочку аренды. Якобы это прописано в ч. 1 ст.19 Закона 98-ФЗ от 1 апреля 2020 года, вносящем изменения в ряд законодательных актов.

Верховный Суд разъяснил, что в этом случае статья 615 Гражданского кодекса РФ в своем пункте 2 говорит о применении правил о договорах аренды в соглашениях касательно субаренды. Так, в вышеупомянутом законе нет норм, которые запрещают предоставлять отсрочку по выплате аренды для субарендных договоров.

По ч. 1 ст. 10 Закона 98-ФЗ запросить отсрочку арендной платы могут как организации, так и индивидуальные предприниматели, распоряжающиеся недвижимостью (кроме помещений жилого типа) на правах субаренды. Важно, чтобы договор был заключен до решения о введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации в субъекте РФ.


Туристские продукты

В связи с чрезвычайной ситуацией, возникшей из-за пандемии коронавирусной инфекции COVID-19, было создано Положение об особенностях исполнения и расторжения договора о реализации туристского продукта (заключенного до 31 марта 2020 года включительно) на 2020 и 2021 годы.

В том числе возникает вопрос, нужно ли считать заказчика услуги таким, который находится в трудной жизненной ситуации, если это обстоятельство лишь частично совпадает с периодом действия Положения.

Верховный Суд принял во внимание пункт 5 оговоренного Положения, где говорится, что если договор был аннулирован по требованию заказчика, и он отказался от равноценного туристского продукта, то туроператор обязан вернуть покупателю уплаченные денежные суммы в полном объеме не позже, чем 31 декабря 2021 года.

При этом пункт 6 Положения дополнительно защищает заказчиков в возрасте 65 лет и старше, приравнивая их к тем, кто находится в трудной жизненной ситуации. Согласно нормам, туристический оператор должен вернуть деньги за путевку или иной туристский продукт в течение 90 дней с даты требования, но никак не позднее 31 декабря 2021 года.

К трудной жизненной ситуации относят:

  • наличие подтвержденной инвалидности заказчика;
  • временная нетрудоспособность, продолжающаяся 2 и более месяца подряд;
  • официальная регистрация заказчика в органах службы занятости в качестве безработного человека.

Таким образом, если во время действия Положения о туристском продукте у заказчика есть инвалидность, он временно нетрудоспособен или зарегистрировался в качестве безработного, ему должны вернуть деньги за путевку в течение 90 дней.


Авиаперевозки

В связи с коронавирусной инфекцией было разработано Положение об особенностях исполнения договора воздушной перевозки пассажира. В нем оговорены все особенности взаимодействия пассажиров с авиакомпаниями, в том числе возврат денег за неиспользованный полет.

Один из главных вопросов: должен ли перевозчик выплатить неустойку, компенсировать моральный ущерб при отказе от договора воздушной перевозки и вернуть стоимость билета?

Верховный Суд ориентировался на несколько законодательных актов, в том числе Закон 166-ФЗ от 8 июня 2020 года, предполагающий принятие неотложных мер для устойчивого развития экономики и предотвращение последствий коронавируса. Воздушный кодекс РФ был обновлен статьей 107.2, в соответствии с которой перевозчик получил право отказаться от исполнения договора и вернуть деньги за перевозку в стандартном порядке.

Чтобы обеспечить исполнение нормативного акта, также было утверждено Положение об особенностях исполнения договора воздушной перевозки пассажира. В нем же прописано и право перевозчика на отказ от договора и изменение его условий, если есть угроза возникновения, или уже возникла отдельная чрезвычайная ситуация, либо была установлена повышенная готовность.

В Положении присутствуют пункты 6 и 10, первые абзацы которых говорят о необходимости вернуть средства после трехлетнего срока с даты отправления рейса. Использовать средства можно и раньше, но только для оплаты других воздушных рейсов того же перевозчика или его дополнительных услуг.

В то же время, если авиаперевозчик реализует право на отказ от исполнения договора и возврат денег заказчику, это не будет нарушать права пассажира, но только при соответствии порядка отказа и сроков установленным нормам. Именно поэтому, если авиаперевозчик отменил рейс и предложил полностью возместить его стоимость, заказчик услуги не может претендовать на неустойку, моральную компенсацию или штраф.


Уголовное и уголовно-процессуальное законодательство

Многие вопросы касаются именно этой правовой сферы, поэтому разберемся с позицией Верховного Суда по нескольким из них. Прежде всего, многих интересует, могут ли граждане, инфицированные коронавирусной инфекцией или имевшие контакт с такими лицами, привлекаться к уголовной ответственности по статье 236 УК РФ за нарушение санитарно-эпидемиологических правил.

Ответ Верховного Суда основывался на Законе 52-ФЗ, который требует от граждан исполнения нормативов санитарного законодательства, предписаний и постановлений, изданных должностными лицами в сфере санэпиднадзора. Это касается, в том числе, постановлений главных государственных санврачей о госпитализации и изоляции лиц, больных опасными для окружающих инфекционными заболеваниями.

В случае, когда человек, болеющий COVID-19 или имевший контакт с зараженным лицом, не следует установленным ограничениям, к примеру, нарушает изоляцию, посещает общественные места, то в случае опасных последствий, прописанных в частях 1-3 ст. 236 УК РФ, он понесет уголовную ответственность.

Не менее важным является также вопрос о том, может ли судебная инстанция проводить рассмотрение материалов уголовного дела в режиме видеоконференции, если одна или две стороны возражают. Как оказалось, да, суд может принять такое решение и вести заседание в удаленном режиме. Порядок проведения разбирательства – компетенция суда, который должен учитывать санитарную безопасность всех участников судопроизводства.

Еще одним организационным вопросом является возможность провести закрытое судебное заседание по уголовному делу с целью противодействия распространению коронавируса. Ответ заключается в п. 4 ч. 2 статьи 241 и ч.3 ст.11 УПК РФ, где говорится, что суд действительно может объявить заседание закрытым, если это нужно для безопасности непосредственных участников разбирательства или их родственников, либо близких лиц.

Основанием будут задокументированные угрозы убийством, насилием, уничтожением имущества, либо его повреждением, иными опасными действиями. Текущее законодательство четко очерчивает перечень поводов для закрытого заседания. Обеспечение санитарно-эпидемиологической безопасности не является таким основанием.


Административные правонарушения

Один из распространенных вопросов касается того, может ли иностранец или лицо без гражданства быть привлечен к административной ответственности по ч. 3 ст. 20.25 КоАП РФ, если не исполнит административное наказание по выдворению за пределы РФ в форме контролируемого самостоятельного выезда из страны.

Верховный Суд предоставил ответ, основываясь на КоАП РФ, в частности, на части 3 ст. 20.25. Именно она устанавливает административную ответственность за уклонение иностранцев и лиц без гражданства от исполнения наказания в виде выдворения. Ч. 6 ст. 32.10 Кодекса об административных правонарушениях гласит, что человек, в пользу которого вынесено подобное постановление, должен исполнить его в течение пяти дней.

В то же время есть подпункт “в” пункта 1 Указа Президента РФ от 18 апреля 2020 года под номером 274, в котором сказано, что из-за угрозы распространения коронавируса в период с 15 марта 2020 года по 15 июня 2021 года приостанавливается срок выполнения постановления об административном выдворении иностранцев и лиц без гражданства.

Таким образом, если выдворение было предписано произвести в данном диапазоне дат, то 5 дней начинают отсчитывать с 16 июня 2021 года, при этом срок могут продлить по Указу Президента РФ. Поэтому, невыезд человека за пределы Российской Федерации в данный период времени не является причиной для привлечения к административной ответственности.

В то же время, если постановление об административном наказании о выдворении за пределы РФ было выписано до 15 марта 2020 года, и пятидневный срок начал исчисляться, но не завершился до начала временных мер, то он прерывается на указанный Президентом РФ период времени. Отсчет продолжится с 16 июня 2021 года.

Таким образом, законодательство, с учетом мер и ограничений, принятых для сохранения стабильности экономики РФ и ограничения распространения коронавирусной инфекции, приводит к различным коллизиям и разночтениям. Поэтому, мы постарались осветить хотя бы некоторые особенности, которые помогут правильно сориентироваться в правовой сфере. 

Задать вопрос

×

Задать вопрос

 
×